Ярославская область Ярославская область
12 августа 2018, 00:55 нет комментариев

Жителю Ярославля удалось довести до суда дело об избиении его в СИЗО

Поделиться

В Ярославле начался суд над двумя сотрудниками СИЗО-1, инспекторами отдела режима Спартаком Любовских и Александром Бурцевым. В апреле 2016 года они избили поступившего к ним заключенного Виктора Харламова, да так, что мужчине удалили селезенку.

«При поступлении у меня отобрали все вещи и пять дней не возвращали. Я попросил отдать, за что был избит, — рассказывает Харламов. — Меня и еще двух заключенных, находившихся со мной в карантине, вывели в обысковую комнату, где не было видеокамер, и избили всех троих по очереди. Меня – за просьбы вернуть вещи, а их – за компанию».

По словам Харламова, били двое, дубинками, нанесли более 20 ударов по всем частям тела (с сокамерниками обошлись помягче).  Вещи вернули на следующий день, но Виктору уже было не до них. После избиения он не мог встать.

«Трое суток я лежал с внутренним кровотечением, медпомощи мне не оказывали, тюремная врач приходила и говорила: ты симулируешь. Когда, наконец, отвезли в вольную больницу им. Семашко, врачи не понимали, как я выжил».

В городской больнице Харламову провели операцию по удалению селезенки. В выписке зафиксировано, что разрыв органа произошел в результате закрытой травмой живота.

Виктор Харламов в суде. Фото Александра Степанова

На этом истории о том, как тюремщики сделали заключенного инвалидом, обычно заканчиваются. Но у Виктора, помимо желания добиться наказания для Бурцева и Любовских, на руках было несколько доказательств совершения ими преступления: удаленная селезенка, формулировка выписного эпикриза, а также свидетельства сокамерников. Избитые за компанию с Харламовым Антон Лебедев и Сергей Суворов оказались смелыми и принципиальными ребятами. Они не только подтвердили показания Харламова, но после освобождения (они вышли раньше Виктора: их уголовное дело развалилось, следователь сам оказался обвиняемым) стали добиваться уголовного дела против сотрудников ФСИН уже на воле.

Антон Лебедев практически сразу после освобождения пришел в движение «За права человека», мы с ним довольно эффективно сотрудничали, он с большим интересом втягивался в правозащитную деятельность. Но в июле 2017 года его жена позвонила и сообщила, что Антон внезапно умер во сне. Сердечная недостаточность.

Антон Лебедев со Львом Пономаревым в офисе «ЗПЧ»

Заявление Виктора Харламова долго футболили из следственного комитета в прокуратуру и обратно, но идти против фактов оказалось сложно. Спустя почти год после избиения, в марте 2017 года, уголовное дело все-таки возбудили. Бурцева и Любовских взяли под стражу, предъявив обвинение по ч. 3 ст. 286 «превышение должностных полномочий» и ч. 3 ст. 111 «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Положение самого Виктора, который к тому времени уже был осужден и этапирован в ИК-12 в Рыбинске (Ярославская область), значительно ухудшилось.

«Меня стали регулярно возить на следственные действия в Ярославль, — поясняет Харламов. – Возили через пересыльное СИЗО-2 в Рыбинске, так называемую «Софийку». Там избивали всякий раз. Там всех бьют».

В СИЗО-1, сотрудники которого стали заключенными по заявлению Харламова, к нему теперь тоже было особое отношение:

«Все сотрудники были настроены против меня. Я находился в железных объятиях – постоянно в одиночной камере, где температура зимой была не выше плюс пяти градусов. Радио орало так, что к обеду уже ничего не соображаешь. Сотрудники постоянно давили, угрожали, требовали отозвать заявление».

В какой-то момент у Виктора начались проблемы с дыханием. «Я три месяца просил, чтобы мне сделали флюорографию. В колонии в итоге сделали, обнаружили воспаление легких и что правое легкое слиплось. Два месяца после этого меня лечили в больнице, температура была под 40. Но следователю потребовалось срочно проводить следственные действия, поэтому меня, не долечив, отправили в СИЗО Ярославля, где я снова оказался в холодной камере».

Вместе с тем, сидельцы СИЗО-1 были Харламову очень благодарны и старались при каждом удобном случае ему об этом сообщить. Ведь бить арестованных перестали на следующий же день после того, как Бурцева и Любовских взяли под стражу. До этого учреждение пользовалось довольной мрачной славой среди заключенных по всей стране.

Два месяца назад Виктор Харламов освободился из тюрьмы. В июле во Фрунзенском районном суде Ярославля начался процесс над избившими его Спартаком Любовских и Александром Бурцевым. Обоих ФСИНовцев уже выпустили из-под стражи (они пробыли в СИЗО всего полгода), сейчас они находятся под подпиской о невыезде. Вину не признают, утверждают, что Харламова избил сокамерник Антон Лебедев, который уже не может им ответить.

Тюремщик на скамье подсудимых. Фото Александра Степанова

Здоровье Харламова после тюремного заключения подорвано. Кроме того, что теперь он вынужден жить без селезенки, дают о себе знать проблемы с легкими. «В правом легком по-прежнему затемнение. Сейчас врачи выясняют причину». А пока что мужчину с такой записью в медкнижке не берут ни на одну работу.

Виктор Харламов обратился за юридической помощью в ООД «За права человека». Движение заключило договор с ярославским адвокатом Евгением Шприцем, который сейчас представляет интересы потерпевшего в суде.

«Я сам живу в Ярославле, чувствую себя очень некомфортно. Постоянно боюсь. Это же силовая структура, они могут все, — признается Виктор. – Но, конечно, хотелось бы, чтобы сотрудники понесли заслуженное наказание. Для ярославской области, которая совсем рядом с Москвой, это, мне кажется, чересчур. К свиньям лучше отношение, чем к заключенным».

Источник: За права человека

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

О свободе слова

Солженицын Александр Исаевич

Солженицын Александр Исаевич

Русский писатель, драматург, публицист, поэт, общественный и политический деятель

Я говорю только то, что считаю полезным и нужным для России. И мне совершенно безразлично, кому из правящих это нравится или не нравится, кому это сегодня кажется выгодным, а завтра - невыгодным. Я исхожу из того, что я буду нежелательной персоной и меня будут лишать свободы слова.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3426 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ